June 16th, 2020

Зенитный бронепоезд на ст. Свислочь (Елизово) (бой 30.06.1941 г.)

Советская версия боя зенитного бронепоезда на ст. Елизово (на тот момент ст. Свислочь) отсутствует, просто факт, что он есть и вёл бой. Есть только спорные воспоминания Воронова А., который в составе 14 желдорбата оказался 30 июня на ст. Елизово.
Немаловажная деталь, что зенитный бронепоезд прибыл с ЗАПАДА, а не с востока, т.е. он эвакуировался.
Принадлежность его до сих пор не установлена, только предположения.
Есть информация только об изготовлении бронеплатформ с орудиями и пулемётами:
"15 января 1940 года начальник АБТУ РККА Д. Павлов направил на имя наркома обороны К. Ворошилова письмо следующего содержания: «В целях создания подвижных жд средств для борьбы с авиацией и закрытыми целями противника прошу Вашего ходатайства перед Председателем комитета обороны СССР тов. Молотовым о срочном отпуске подвижного железнодорожного состава о об установке па нем 76-мм пушек образца 1931 года с приборами управления и минометов по тактико-техническим условиям АБТУ И АУ РККА». К письму прилагался проект постановления Комитета Обороны СССР: «О выделении подвижного состава и установке на нем артиллерийских систем, предназначенных для создания 5 железнодорожных батарей (с 7б-мм пушками образца 1931 года) для стрельбы по воздушным целям: Обязать Наркомсредмаш (Главтрансмаш) немедленно выделить АБТУ РРКА 15 штук 50-тонных платформ производства завода имени Урицкого. Обязать Наркомтяжмаш произвести на заводе «Красный Профинтерн» (Орджоникидзеград) установку 76-мм обр. 1931 года на 10 50-тоных платформах производства завода имени Урицкого и на 5 платформах - приборов управления артиллерийским огнем по тактико-техническим требованиям АУ и АБТУ КА. Обязать НКПС выделить 5 штук 20-тониых платформ для АБТУ. Обязать НКТМАШ произвести на 5 20-тонных платформах установку минометов». Автору не удалось найти подтверждения о принятии данного постановления, но видимо к какому-то решению по данному вопросу «наверху» пришли. Во всяком случае, уже 16 января 1940 года начальник артиллерийского управления Красной Армии комдив Савченко направил в адрес начальника АБТУ РККА Д. Павлова следующее письмо: «Для оборудования бронепоездов зенитным вооружением первые 6 бронеплощадок с установленным щитовым прикрытием направить на завод № 8 имени Калинина, г. Мытищи, Московская область». Поперек оригинала письма рукой Павлова было написано: «т. Коноплеву. Доложите, в каком состоянии изготовление. 21.1.40г. Какую должность занимал товарищ Коноплев автору неизвестно, но с уверенностью можно сказать, что заказ на зенитные бронеплощадки был выполнен. Судя по имеющимся материалам, бронирование велось на «Красном Профинтерне», а установку вооружения и приборов управления артиллерийским огнем провел завод №8 имени Калинина в подмосковных Мытищах. После испытания вооружения матчасть направили в распоряжение 18-го полка ПВО, расквартированного в городе Карачев.
  Площадки с вооружением изготавливались на базе 50-тонных вагонов производства «Красного Профинтерна». На концах открыто устанавливались 76-мм зенитные орудия образца 1931 года, в центре размещалась рубка из 15-мм брони высотой 1500 мм без крыши. В нем монтировались шаровые пулеметные установки, в центре размещалась счетверенная зенитная установка Максимов, здесь же находились стеллажи со снарядами и патронами. Площадки с приборами управления артиллерийским огнем имели защиту из 15-мм брони высотой 1200 мм. 4 мая 1940 года начальник военного склада №60 интендант 1-го ранга Сорокин-Ражев докладывал в АБТУ РККА: «Доношу, что 4 мая с.г. на основании распоряжения ГШ N° 5\3\117, переданного начштаба ОрВО, получено от 18 полка ПВО - Карачев - следующие бронеобъекты:
1. 10 шт. орудийных бронеплощадок на каждой бронеплощадке имеется счетверенная зенитная пульустановка, 2 бортовых пулемета и 2 76-мм зенитных пушки обр. 1931 г.
2. 5 бронеплощадок для наблюдения и управления огнем. На каждой имеются оптические приборы для наблюдения и ведения огня...
Прошу сообщить назначение указанного имущества и продолжительность хранения его на складе». Три месяца спустя, 9 августа, Сорокин-Ражев вновь беспокоил начальство: «Вторично докладываю, что получено от 18 полка ПВО: 1. Зенитные 50-тонные бронированные платформы N° 9045. 11060, 11061, 9044, 11063, 11072, 11003, 11066, 9043, 11062. 2. 5 штук 50-тонных бронированных платформ для приборов управления огнем № 11010, 9023, 9041, 9032, 11054. Прошу сообщить, когда указанные объекты будут отправлены со склада N° 60, так как места хранения склад не имеет и хранит их на открытом воздухе». Всё вышеописанное говорится о 477-м озад, который был сформирован по директиве Главного управления Красной Армии №179058 от 28.06.1940 г. В ней Военному Совету Орловского военного округа предписывалось сформировать к 01.08.1940 г. Отдельный зенитный артиллерийский дивизион №477 по штату №50/33 (412 чел.) на железнодорожных установках с дислокацией - г. Карачев. Дивизион формировать на имеющейся смонтированной материальной части, хранящейся в складе НКО №60 г. Карачев. Директивой ЗНГШ КА №101751 от 27.07.1940 г. в адрес НГАУ КА, НУ ПВО КА (копия - ВС ОрВО) для выявления тактического применения зенитных орудий на железнодорожных установках приказывалось привлечь 477 зенитный дивизион (Карачев) трёхбатарейного состава на контрольно-поверочные испытания в г. Минске или в г. Киеве, проводимые согласно приказа НКО №0142 от 11.07.1940 г.
  К 22.06.1941 г. дивизион исчез из всех известных списков боевого состава и т.п. Но думаю, что его просто забыли - ведь он был не стационарным, а мобильным. Вполне возможно, его, отмобилизовав за 1-2 дня, перебросили на ЗФ, где и случилось то, что случилось." (Коломиец - "Советские бронепоезда в бою")


С обратной стороны ж/д моста (с востока) через Березину вёл бой бронепоезд 73 полка НКВД по охране железных дорог пытавшийся спасти зенитный бронепоезд и эшелон с эвакуированными людьми.

Немецкое описание боя с зенитным бронепоездом на ст. Елизово (в документе ст. Свислочь)
"Зенитный бронепоезд въехал на станцию одновременно с прохождением основной колонны батальона через мост в [сторону] Углада. Затребована PАК 38, ее огнем подбит локомотив, прим. с 400 м (с шоссейного моста) тремя попаданиями.
Бронепоезд открывает огонь по мосту, тем не менее, через него проходит пулеметный взвод 4-й роты и занимает позицию сев. бронепоезда. Взвод будет защищать сев. фланг батальона от атак пехоты противника.
  После первых выстрелов бронепоезд открывает огонь из всех стволов...
  Ч/з 20 мин после начала боя (т.е. 4.20-4.30 [берлинского времени - 2 часа от московского]) 2 рота докладывает: противник атакует слева от ж/д. 2-я рота отбивает атаку на лесной просеке с помощью пулеметов. Тем не менее, давление на левый фланг роты усиливается, противник атакует с юга большими силами. Рота лежит в густом подлеске, обстреливаемая с 3 сторон- с севера бронепоездом, а с запада и юга вражеской пехотой.
  Положение спасает только введенная в бой рота (1. M.T.W)Kp. - в 6.00 противник снова выдавливается в направлении просеки. Около 5.00 с запада на станцию входит второй поезд [обычный товарный с эвакуированными людьми], который также подбивается выстрелами PAK 38 и останавливается, пехотинцы выпрыгивают из поезда и вступают в бой.
  Уже после начала боя с бронепоездом, установлено скопление сил противника в лесу сев. ж/д и западной дороги на Свислочь. Противник атакует вдоль этой дороги и большими группами достигает леса южнее ж/д. Около 6.30 сказывается нехватка б/п для пулеметов, сейчас они могут стрелять лишь короткими очередями. Один взвод на БТР выводится из боя и направляется за б/п. Также заканчиваются выстрелы PAK 38 и легких орудий [leIG 18], батальонная машина привозит лишь цинки с пулеметными лентами(патронами), снарядов для орудия PAK 38 нет.
  Атаки русских с обеих сторон ж/д дороги продолжаются в составе взводов или даже рот. В 7.45 в батальоне остается лишь один ящик с б/п для MG. Тогда же по радио/телефону затребована помощь: полк обещает прислать роту мотоциклистов, а дивизия одну батарею и танк. роту. Танкисты появятся лишь ок 15.30."

По немецком отчёту захвачено 12 орудий (на 5 платформах) [не стыкуется с кол-вом орудий, должно быть или 10 орудий или 6 платформ] и 5 платформ управления.


карта к немецкому описанию боя


Красной стрелкой показан путепровод с которого PAK 38 был подбит паровоз зенитного бронепоезда.

Collapse )

Воспоминания Воронова А. - Бой на станции Свислочь (Елизово).

Было опубликовано в интернет-газете gudok.ru
Выпуск № 7 22.02.2008
999 полоса


Бой на станции Свислочь (Елизово)

Александр Воронов, полковник в отставке,
Почетный железнодорожник

Утром 23 июня 1941 года наш 14 отдельный путевой железнодорожный батальон* [ком.: подполковник Максвитис Франц Иосифович] прибыл на старую границу в районе Копыля.
Во второй половине дня прибыл инженер первого ранга, главный инженер 17-й отдельной железнодорожной бригады Орлов. Он приказал отправить наш батальон на линию Тимковичи – Осиповичи для обеспечения движения поездов. Чтобы не рисковать, на разведку в Тимковичи мы послали лейтенанта Рыбинского с двумя сержантами. На станции разведка обнаружила два немецких танка.
Нам пришлось уничтожить всю технику, которой располагали: не было ни горючего, ни боеприпасов. Сожгли часть штабных документов. Через болото в сопровождении местного Сусанина пробрались в Копыль. Далее наш путь лежал в Слуцк. Батальон обстреливали вражеские самолеты. Мы обнаружили метрах в ста от дороги и уничтожили полевой аэродром противника.
24 июня 1941 года батальон прибыл на окраину города Слуцка. Здесь нас встретил командир Донской кавалерийской дивизии генерал-майор Пархоменко. Приказал занять оборону.
27 июня новый приказ: восстановить разрушенную немцами узловую станцию Осиповичи на линии Минск – Бобруйск – Гомель.

Через сутки батальон пешком прибыл в Осиповичи, а 29 июня через станцию пошли воинские эшелоны. В восстановлении станции нам помогли местные железнодорожники.
Затем была станция Свислочь [Елизово], где располагались два батальона, сформированные из призывников в первые пять дней войны. Здесь находились склады оружия, боеприпасов, продовольствия.
В то время как мы пополняли подразделения, фашистские войска 46-го танкового корпуса захватили Бобруйск и наступали на Могилев и Минск. Их разведка обнаружила расположение русских батальонов.
Утром 30 июня наши походные кухни поехали к реке Свислочь, чтобы набрать воды для приготовления завтрака. Отъехав от станции метров пятьсот, ездовые увидели немецкие танки. Фашисты из пулеметов обстреляли кухни, убили лошадей. Прибежав на станцию, ездовые рассказали о случившемся. Батальоны заняли позиции для обороны станции.
В пять часов утра около двадцати немецких танков развернулись по фронту, въехали на станционные пути и сходу открыли огонь по первой траншее нашей обороны на противоположной стороне станции. Началась бесперебойная стрельба с обеих сторон. Танки противника, боясь продвижения, встали и открыли пальбу из пушек и пулеметов.
Пехота врага оказалась трусливой. Фашистские солдаты прятались за танки, стреляли из автоматов и пулеметов, не прицеливаясь. Вероятно, надеялись взять нас на испуг. Но не тут-то было.
Лейтенант Рыбинский, командир роты курсантов, которая занимала оборону на левом фланге батальона, поднял личный состав в атаку. Кинулись в нападение рота капитана Горелова, взводы Кузнецова, Бедака, Радченко. Как фашисты перепугались! Они бросили танки и бежали в лес. После атаки роты Рыбинского немцы недосчитались более десяти солдат.
У нас были тяжело ранены секретарь комсомольской организации батальона младший лейтенант Удальцов, младший лейтенант Щербина.
Наши подразделения вели прицельный огонь по всей линии обороны, не давая возможности танкам противника прорваться. Но двум танкам удалось проскочить через станционные пути в старый поселок. Метрах в ста они свернули к домам железнодорожников, остановились. Из танков вышли несколько солдат, зашли в квартиры, переоделись в женские платья, повязали платки, скрылись за хозяйственными постройками, открыли огонь из ручных пулеметов. Немцев заметили командир отделения Наумкин и рядовой Путилов, которые находились на складе оружия. Их массированный огонь из пулеметов обратил фрицев в бегство.

В шесть часов утра на станцию Свислочь на бронепоезде [зенитный бронепоезд] прибыл командир 6 отдельной железнодорожной бригады полковник Терюхов с офицерами штаба. Экипаж бронепоезда открыл огонь по фашистским танкам. Через некоторое время Терюхов с командиром 8-го отдельного железнодорожного батальона майора Колегова, офицерами, приехавшими с ним, покинули поле боя.
Около 10 часов утра к нам на помощь пришел второй бронепоезд [бронепоезд 76 полка НКВД], открыл огонь по танкам противника. Пальба двух бронепоездов, стрельба из траншей обороны частыми атаками на прорыв взводами и ротами в разных местах станции обеспечили переход инициативы к нам.
Немецкое командование запросило поддержку и получило ее. К полудню прибыло подкрепление – подразделение шестиствольных минометов. Появились вражеские самолеты, которые сбрасывали на нас противопехотные бомбы. В этой ситуации мы приняли решение выходить из боя, сознавая, что нанесли врагу ощутимый урон в живой силе и танках. Фашисты поняли, что русских на испуг не возьмешь.
В бою мы потеряли командира батальона капитана Синицына, комиссара майора Голямова, парторга старшего лейтенанта Суперфина. Но в бою на Свислочи было сделано главное: на восемь часов задержано продвижение 46-го танкового корпуса противника на Могилев и в сторону Минска.
Опережая события, сообщу о судьбе пропавшего капитана Синицына. В январе 1942 года батальон восстанавливал железнодорожный мост через Шошу у станции Завидово. Тут и пришел наш Синицын. Извинился за трусость. Сказал, что искупил вину в боях в составе штрафного батальона и что служит в 30-й армии заместителем начальника военных сообщений. О судьбе Галямова и Суперфина мне не известно.
План фашистской Германии по разгрому Советского Союза и порабощения его народов хорошо знаком миру. Небольшим фактом хочу показать, как нацистские главари готовили свою армию к оккупации СССР.
После одной из атак солдаты сняли с убитого обер-ефрейтора планшет и передали мне. В нем оказалась топографическая карта местности, которую фашистские войска должны оккупировать. Отлично помню отмеченные на карте железнодорожные узлы: Ярославль, Вятка, Пермь, Кунгур, Свердловск, Омск. Нетрудно заметить, что захватнические планы гитлеровское командование довело не только до офицеров, но и до солдат.
Держать оборону после восьмичасового боя батальон уже не мог: боеприпасы были на исходе. Командир отдал приказ выходить с боем на сборный пункт в Могилеве. Когда наша группа пришла к реке Свислочь, там уже находилось более ста бойцов и младших командиров. Я оказался старшим по званию и принял на себя командование отрядом. Помощниками назначил лейтенантов Маланьина и Щербину.
На плотах из бревен отряд благополучно переправился на левый берег Свислочи. Подошли к Березине. Быстрое течение нас озадачило: как форсировать реку? Кто-то нашелся: на берегу есть сараи, снимем ворота. Так и сделали. Ворота и плоты выдерживали от трех до четырех бойцов. Помогли трое местных рыбаков. На лодках они переправляли за рейс по четыре-пять человек. Березину форсировали также без потерь…

* входил в состав 6 отдельной железнодорожной бригады

Комментарии:

После 8-ми часового боя Воронов форсировал с группой бойцов р. Свислочь и р. Березину в обход м.Свислочь,т.е.севернее и вероятно, к исходу дня, добрался до ст. Тачанка. Там никаких немцев не было. Стоял состав с беженцами и ранеными. На этом составе Воронов доехал до ст. Стоялово. Там тоже немцев не было.