kv_bear (kv_bear) wrote,
kv_bear
kv_bear

Category:

Потери 5 танкового корпуса в Режицко-Двинской операции ч.2

41 танковая бригада:

Офицеров погибло: 31.
Из которых:
Начальник разведки бригады: 1.
Командиров танкового батальона: 2 ( 1 и 3 ТБ).
Командиров танковых рот: 2 ( 1 ТБ-1; 3 ТБ - 1)
Командиров танковых взводов: 8 ( 1 ТБ - 4; 2 ТБ - 1 ; 3 ТБ -3 )
Командиров взводов автоматчиков и роты управления: 1
Командиров танков: 17 ( 1 ТБ - 3; 2 ТБ - 5; 3 ТБ - 9)
Сержантского и рядового состава погибло: 88 (дублированы рядовой Лопаго и сержант Ильясов под номером 40 "Донесения о безвозвратных потерях")
Наводчиков (командиров орудия) танков Т-34/85: 14
Заряжающих танков Т-34/85: 17
Наводчиков 75 и 37 мм орудий танков М-3-С: 11
Заряжающих 75 и 37 мм орудий танков М-3-С: 10
Механиков-водителей танков Т-34/85: 11
Механиков-водителей танков М-3-С : 2
Радистов-пулеметчиков Т-34/85: 5
Радистов М-3-С: 3
Рядовых и сержантов роты управления, МБА, подразделений обеспечения: 15

Несмотря на то, что начальник разведки 41 ТБР капитан Г.Р. Великоборец с большой вероятностью тоже погиб в танке в бою на высоте 132,1, в статистику потерь экипажей боевых машин бригады он не включен. Впрочем, картина и без него вырисовывается достаточно кошмарная, кроме него и командира разведывательного взвода бригады лейтенанта Н.П. Созонова все остальные погибшие офицеры - танкисты. 97 или 94 процента погибших - разница непринципиальная.
Статистика по рядовым и сержантам бригады от офицерской, тоже далеко не ушла, на 73 погибших танкиста, всего 15 человек из пехоты и подразделений обеспечения. 83 и 17 процентов потерь соответственно.
С учетом офицерского состава цифры следующие: 102 танкиста и 17 человек всех остальных. 86 и 14 процентов. Причем капитана Великоборец можно смело включать в потери танкистов, он видимо и командовал тактической группой из остатков танков 41 ТБР расстрелянной на высоте 132.1 и в деревне Грейзас-Тильтс 88 мм противотанковыми (зенитными) орудиями .

То что бригада провела несколько неудачных боев, причем приснопамятное Малиново далеко не самый неудачный, отражается в потерях как матчасти так и людей достаточно явно. 18 июля 1944 года дало практически треть потерь в операции, сгорело 18 танков Т-34/85 и М-3-С без всяких лейтенантов Кариусов и фельдфебелей Кершеров. Зрелище схемы размером в две ладони с карты масштаба 1:25000 более чем впечатляет. 13 Т-34/85 в буквальном смысле один на одном но "Битву при Фермах" в мире никто не пиарит.
Танков Т-34/85 бригада потеряла 44 штуки , М-3-С сгорело 13, единственный в бригаде Т-34 тоже операции не пережил , его целесообразно приплюсовать к "младшим братьям". Статистику "Генералов Ли" напротив, необходимо высчитать отдельно, даже из-за экипажа в 7 человек например.
С него и начнем. Личного состава второго батальона 41 танковой бригады погибло 32 человека, из которых шесть офицеров, что дает цифру в 2.5 погибших членов экипажа на одну безвозвратно потерянную машину. Что на первый взгляд вполне оправдывает прозвище "Братская Могила Семерых" активно несшееся в народные массы советской государственной пропагандой в годы застоя.
Но все познается в сравнении, как дела обстояли в 1 и 3 батальонах и роте управления, танки которых поделили 70 оставшихся погибших членов экипажей?
Опять же, на первый взгляд, дела там обстоят куда получше, на один Т-34 данной бригады гибло, округляя по 1.6 члена экипажа.
Что кстати заметно выше, чем касательно 24 ТБР, хотя и у той случались неудачные дни, допустим большинство погибших танкистов 1 ТБ данной бригады дал расстрел передового отряда немецкими самоходными орудиями 17 июля.
Развитие рассуждений автор продолжит позже, пока необходимо изучить остальные части корпуса.
***
70 танковая бригада:
Офицеров погибло: 19.
Из которых:
Начальник штаба бригады: 1.
Командир танкового батальона: 1.
Командир батальона автоматчиков : 1.
Командиров рот батальона автоматчиков: 1.
Командиров танковых взводов: 4 ( 1 ТБ - 2; 2 ТБ - 2)
Командиров взводов батальона автоматчиков: 4.
Командиров танков: 7 ( 1 ТБ - 3; 2 ТБ - 4)
Сержантского и рядового состава погибло: 45 (Один человек в "Донесение о безвозвратных потерях вписан ошибочно).
Наводчиков танков Т-34/85: 4
Заряжающих танков Т-34/85: 6
Заряжающих танков Т-34: 4
Механиков-водителей танков Т-34 : 7
Механиков-водителей танков Т-34/85 : 4
Радистов-пулеметчиков танков Т-34 : 7
Радистов-пулеметчиков танков Т-34/85: 2
Рядовых и сержантов роты управления, МБА, подразделений обеспечения: 11

70 ордена Суворова ТБР из танковых бригад корпуса понесла наименьшие потери, как в людях, так и в технике, потеряв за операцию всего 29 танков, из которых 14 Т-34 и 15 Т-34/85. Благополучно избежав неудачных боев типа района Фермы для 41 ТБР и Склоцирши для 24 бригады, разве что при взломе обороны противника на рубеже реки Сарьянка потеряв 12 танков сразу, почти половину потерь в операции.
Забавно, но что-то подобное вышесказанному касательно данной бригады прослеживается только в мемуарах обер-лейтенанта Кариуса, заявившего применительно к бою на ее маршруте вечером-ночью с 22 на 23 июля в мемуарах 28 танков, из почти столько же, сколько она потеряла вообще с 17 по 28 июля. В данном случае танки бригады не сводили в один батальон, точно отследить потери достаточно просто.
Потери 1 танкового батальона в личном составе составили 24 человека, из которых шесть офицеров, что дало весьма приличную цифру в 1.7 погибшего члена экипажа на один безвозвратно потерянный танк Т-34.
На один безвозвратный Т-34/85 второго ТБ, пришлось 1.5 погибших танкистов, всего в батальоне погибло 22 танкиста, из которых то же шестеро были офицерами.
***
92 отдельный мотоциклетный батальон:
Так как в данном батальоне танковой была только одна рота, потерявшая безвозвратно 2 танка Т-34/85, автор рассмотрит, только ее потери.
Офицерского состава погибло: 3
Заместитель командира роты по технической части: 1
Командир танкового взвода: 1.
Командир танка: 1.
Сержантского состава погибло:
Заряжающих: 2
Так как для зампотеха места в танке в бою не предусмотрено, учтены только 4 человека из пяти, на каждый танк убито по двое танкистов.
***
704 отдельный батальон связи:
С ним все просто, в танковом взводе управления корпуса сгорел один Т-34/85, в котором погиб :

Сержантский состав:

Башенный стрелок (наводчик) Т-34/85 : 1
***
Некоторые выводы по потерям средних танков и их экипажей частями ( тактическими соединениями) 5 танкового корпуса в Двинской операции:
Танки Т-34 :
-- Уровень безвозвратных потерь в операции составил 48,3 процента. Было потеряно 29 танков Т-34 из 60.
-- По статистике первых танковых батальонов 24 и 70 танковых бригад и с учетом Т-34 номер 490 41 ТБР, сгоревшего без потерь в экипаже, на один безвозвратно потерянный танк в среднем пришлось 1.5 погибших танкистов. Даже если статистика по 1 ТБ 24 ТБР не полна цифра сильно не изменится.
-- Уровень безвозвратных потерь к общей численности экипажей танков Т-34 имеющих экипаж в 4 человека ("лишние" танкисты допустим в танке командира танкового батальона как правило высаживались из машин из-за тесноты), составил 42 танкиста из 240 (возможно кто-то не учтен), или 17,5 процента.
Танки Т-34/85:
-- Из 133 отслеженных в документации танков Т-34 безвозвратно потеряно 85 или 63,9 процента. Что на фоне обычных Т-34, с их недостаточно мощной в борьбе с бронецелями 1944 года 76 мм пушкой не может не впечатлять.
-- На один сгоревший танк Т-34/85 корпуса по статистике бригад и танковых подразделений отдельных батальонов приходится 1,53 погибший член экипажа, последних погибло 130 человек.
-- Уровень безвозвратных потерь экипажей Т-34 и Т-34/85 в операции практически одинаков, что лишний раз подтверждает слова командира 41 ТБР полковника Корчагина о неполных экипажах последних, поскольку при модернизации Т-34 до Т-34/85 броню фактически не усиливали. Кроме того его слова косвенно подтверждаются данными "Донесений о безвозвратных потерях" танковых бригад , согласно которых потери стрелков-радистов батальонов укомплектованных танками Т-34/85 составили всего - 10 человек. Для сравнения наводчиков (командиров орудия) Т-34/85 погибло 24; заряжающих 34; механиков-водителей 21. Для выравнивания возможных ошибок в расчетах автором принято соотношение полных экипажей Т-34/85 в 5 человек к неполным как 4/6, без учета минимум трех танковых рот, не имеющих радистов в танках вовсе. Это 53 танка из 133, имеющие экипаж в пять человек и 80 по четыре, то есть всего - 505 наличных членов экипажей данных боевых машин. Вполне возможно что в реальности и того не было. Процент потерь касательно вышеназванной цифры - 25,74 процента. Цифра сама по себе шокирующая, шансы на выживание танкиста в экипаже устаревшего Т-34 оказались весьма значительно выше, чем в новеньких Т-34/85 только что с завода.

Танки М-3-С:
-- Из 20 "Генералов Ли" корпуса в операции безвозвратно были потеряны 13 или 65 процентов. Самая высокая цифра процента потерь в корпусе на радость обличителей "ленд-лизовского хлама, движущихся могил для советских танкистов", хотя слова о малой статистической выборке работают во все стороны. Позволь себе отметить что 41 танковая бригада открыла книгу потерь в операции 17 июля двумя М-3-С сгоревшими при форсировании Сарьянки в районе д.Синицы под огнем немецких самоходных орудий, и закрыла ими же, М-3-С командира 2 танкового батальона сгорел в атаке н.п. Даурецкая днем 28.07.1944 г.
-- 32 погибших офицера и сержанта 2 ТБ 41 ТБР на 13 танков дают соотношение в 2.5 погибшего члена экипажа на один безвозвратно потерянный танк, что тоже смотрится достаточно неприятно. Впрочем, объективно М-3-С был безнадежно устаревшей машиной для 1944 года, чье производство было давно прекращено, союзники их в Западной Европе вообще не использовали.
-- А вот статистика процента безвозвратных потерь касательно общей численности личного состава способна преподнести сюрпризы, ибо экипаж танка М-3-С составлял 7 человек, а не 5 или 4, причем все экипажи были полными. 32 погибших танкиста из 140 дают 22,9 процента безвозвратных потерь личного состава. Вероятность выживания танкиста в "Братской Могиле Семерых" оказалась хотя и меньшей чем на Т-34, но большей чем на Т-34/85.
Это только касательно всего корпуса, соотношение в статистике 41 ТБР еще хуже. 29 танков Т-34/85 1 ТБ "пулеметчиков", не имели, в 27 танках 3 ТБ "радисты-пулеметчики" входили в экипажи только командиров взводов и рот. Там доля погибших из численности экипажей Т-34/85 вырисовывается порядка 28. Почти каждый третий.
Но в корпусе одними танками дело не ограничивалось. В боях принимали активное участие и танки ИС-2 48 гвардейского тяжелого танкового полка и самоходные артиллерийские установки 1261 и 1515 САП.
***
48 гвардейский тяжелый танковый полк:
Офицеров погибло: 9
Из которых:
Командир полка: 1.
Командиров танковой роты: 2.
Командир роты автоматчиков: 1.
Начальник артснабжения: 1
Командир танкового взвода: 1
Командир танка: 1
Старших механиков водителей: 2
Сержантского и рядового состава погибло: 10
Командир орудия танка ИС-2 : 1
Радиомастеров танковой роты: 2.
Рядовых и сержантов роты автоматчиков, подразделений обеспечения: 7

Весьма заметно, как уровень потерь экипажей колеблется от защищенности машины, хотя уровень безвозвратных потерь ИС-2 немногим отличается от Т-34/85, сгорело 55 процентов танков полка. В 11 сгоревших ИС-2 погибло всего 9 танкистов, причем в большинстве подбитых танков обошлось вообще без потерь, даже в очень неудачном для полка бою за Малиново. Наводчик (командир орудия) ИС-2 гв. старшина Г. Варакин и гв.ст.лейтенант Б. Гибадуллин погибли в одном ИС-2 сожженном в засаде в районе деревни Свобода, в пяти сгоревших в районе Малиново ИС-2 погибло всего два танкиста. Хорошая информация к размышлению, зачем танкам нужна броня.
Из 100 человек членов экипажей танков ИС-2 полка погибло 9 человек, то есть 9 процентов. Соотношение погибших танкистов на одну безвозвратно потерянную машину составило 0.8 человека.
***

1261 самоходно-артиллерийский полк:
Офицеров погибло: 3.
Из которых:
Командир взвода управления полка: 1.
Командир батареи СУ-85: 1
Командир САУ СУ-85 : 1.
Сержантского и рядового состава погибло: 12
Командиров орудия СУ-85: 3
Заряжающих СУ-85: 4
Заряжающих СУ-122: 1
Замковых СУ-122 : 1
Механиков-водителей СУ-85 : 3

Безвозвратно полк потерял 10 САУ из 27, из которых 3 СУ-122 и 7 "истребителей танков" СУ-85. Уровень безвозвратных потерь боевых машин в операции составил 37 процентов общей численности. Личного состава на одну боевую машину погибло 1.4 человека, раздел потерь по типам нецелесообразен из-за малой статистической выборки. Из 120 самоходчиков, членов экипажей САУ полка погибло 14, или 11,7 процентов от численности.
***
1515 самоходно-артиллерийский полк:
Офицеров погибло: 5.
Из которых:
Командиров батареи СУ-76: 2
Командиров САУ СУ-76 : 3
Сержантского и рядового состава погибло: 6
Командир орудия СУ-76: 1
Заряжающих СУ-76: 4
Механик-водитель СУ-76 : 1

1515 САП понес наименьший процент потерь среди частей корпуса по безвозврату, опередив несмотря на не идущую ни в какое сравнение броню даже танки ИС-2. Сгорело всего 8 установок (40 процентов), в них погибло 11 членов экипажа из 80. Личного состава на сгоревшую боевую машину погибло 1.4 человека, как и в 1261 САП, доля погибших от численности экипажей боевых машин составила 13,75 процента.

Выводы по потерям тяжелых танков, самоходно-артиллерийских установок и их экипажей частями 5 танкового корпуса в Двинской операции:

Потери 48 гв.ТТП, 1261 и 1515 САП значительно ниже танковых бригад, как в численном, так и процентном выражениях. Если по 48 полку это может объясняться мощной броней и вооружением боевых машин, то касательно самоходок объяснение только одно - грамотное их использование в соответствии с наставлениями и отличное взаимодействие с пехотой усиленной еще и 277 минометным полком 5 МСБР которой данные полки тоже были практически постоянно приданы во время операции.

Общие выводы по потерям 5 танкового корпуса:

-- Процент потерь членов экипажей боевых машин зависит в первую очередь от защищенности машины, все остальные факторы весьма и весьма, второстепенны.
Для иллюстрации, танки ИС-2 вполне себе пробивались и 75 и 88 мм артиллерией, но потери их экипажей на одну боевую машину в 48 гв.ТТП в 3(три) раза ниже в процентном выражении, чем в любой из танковых бригад корпуса, как впрочем, и любого из самоходно-артиллерийских полков.
Средние потери на одну сгоревшую машину в танковых бригадах и самоходных артполках корпуса, либо по типам боевых машин исключая ИС-2 практически одинаковы, колеблясь в результате статистических погрешностей. Почему так вышло? Защищенность танков Т-34,Т-34/85 и САУ на базе Т-34 СУ-85 и СУ-122 фактически не отличалась, СУ-76 была заметно ниже... но это, в общем. С точки зрения 75 и 88 мм противотанковой артиллерии разницы между 45 и 30 мм брони Т-34 и СУ-76 не было никакой, а от осколков снарядов броня СУ-76 защищала нисколько не хуже. Малокалиберная противотанковая артиллерия в 1944 году встречалась, но не слишком часто.
-- Второй и главный вывод очень простой: экономия на боевой подготовке всегда равняется большим потерям и куда меньшим результатам, которые могли бы быть достигнуты. Она либо оправдывается крайней необходимостью, либо является признаком некомпетентности и не соответствия занимаемой должности руководящих лиц, а то и прямого преступления. Самые мощные и суперсовременные танки это дорогостоящий металлолом, если в них сидят неподготовленные экипажи. В этом контексте, проще всего выслушать командира 41 ТБР полковника П. Корчагина, с его выводами автор полностью согласен:
"...2. Весь личный состав бригады действовал в боях храбро и решительно, но действия танкистов старого состава отличается от действий танкистов пополнения:
А) Танкисты старого состава (на танках М-3-С) обучавшиеся в бригаде около 5 месяцев и участвовавшие в боях на лесисто-болотистой местности действовали правильно, используя все возможности своего танка, ведя непрерывное наблюдение за полем боя. В результате этого и потери в танках М-3-С меньше.
Б) Танкисты пополнения/на танках Т-34/85 были мало сколочены в маршевых ротах, в боях более 50 % не участвовали и опыта действий в лесистой местности не имели.
Кроме того танкисты пополнения были слабо обучены и многие из них не имели элементарных понятий о маневре танка.
В результате этого на первом этапе боев за Ферма, бригада понесла большие, ничем не оправдываемые потери, сгорело 13 танков Т-34/85.
Возможности ликвидировать свои недочеты обучаясь в бригаде, танкисты пополнения не имели так как вступили в бой: 1 ТБ через сутки после марша со станции разгрузки, 3 ТБ- через несколько часов..."
Примечание: Касательно меньших потерь танков М-3-С. Смотрите интенсивность их использования. Проще говоря, количество боев, которые они пережили, участвуя в операции с первого до последнего дня.
Статистика касательно танков Т-34 (Т-34/76) так же как и М-3-С прошедших операцию от первого до последнего дня, подтверждает слова Корчагина даже более явно. Они без всяких условий понесли меньшие потери не только в процентном отношении, но и численно. "
Отсюда: http://samlib.ru/m/marchenko_r_a/poteri5tk.shtml

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments