kv_bear (kv_bear) wrote,
kv_bear
kv_bear

Categories:

Знамёна частей РККА I. Утраченные/спрятанные и найденные.

0. Захваченные немцами и союзниками немцев во время ВОВ.
I. Утраченные/спрятанные и найденные.
II. Утраченные и выданы новые
III. Утраченные/спрятанные, судьба не известна
IV. Уничтоженные, во избежания захвата противником
V. Судьба знамён в Брестской крепости
VI. Знамёна пионерские/комсомольские/колхозов/предприятий и т.п. захваченные немцами.


Ветка обсуждения: http://vif2ne.ru/rkka//forum/0/co/59286.htm
I. Утраченные/спрятанные и найденые.

Знамя 285-го полка 183-й сд было утеряно в 1942 г. или 8 сентября 1941 г. Найдено С. Степановым в 2008 г. у д. Черный Ручей
[Spoiler (click to open)]Подробнее: [url=http://www.srpo.ru/forum/index.php?topic=595.0]http://www.srpo.ru/forum/index.php?topic=595.0[/a]
[url=http://novved.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5183]http://novved.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=5183[/a]
Репортаж НТВ: [url=http://www.youtube.com/watch?v=nY7nseQe9T8]http://www.youtube.com/watch?v=nY7nseQe9T8[/a]
[more]Забытый полк
20.06.09. 02:36
Каждый год работа поисковиков открывает нам новые страницы Великой Отечественной войны и имена тех, кто погиб без вести на полях сражений

После публикации в «НВ» материала о том, как в болотах Демянского района было найдено знамя 285-го стрелкового полка, в нашу редакцию пришло письмо от жителя Удмуртской республики Петра МЫМРИНА: «Пишет вам внук солдата, пропавшего без вести. Я и моя семья уже давно пытаемся найти хоть что-то, что прояснит его судьбу. По некоторым данным, мой дед Петр Антонович Мымрин воевал именно в 285-м стрелковом полку». Еще больше подобных запросов получили руководитель Новгородской военно-исторической поисковой организации «Эхо войны» Денис СМИРНОВ и тележурналисты НТВ, создавшие цикл репортажей, посвященных пропавшему полку. И им в свою очередь тоже удалось на многое пролить свет.
У Чёрного Ручья
Нынешней весной поисковый отряд «Железная земля», созданный на базе «Эха войны», вновь уходил в болота и леса Демянского района. Работу было решено продолжить в том же месте, где год назад и нашли знамя 285-го стрелкового полка. Направление поисков определяли, ориентируясь на скупые сведения о тех боях, которые шли здесь в начале войны. Из военной литературы было известно лишь то, что полк погиб в первые месяцы 1941-го, выполнив свою главную стратегическую задачу — он сдержал наступление фашистов и дал время укрепить оборону Ленинграда.
Болотистая местность, вода, множество ям, блиндажей и окопов не делали работу легкой. Металлоискатели пищали на каждом шагу, но ни документов, ни останков солдат не попадалось. Помогли старожилы деревни Черный Ручей. Валентина Данилова рассказала поисковикам, что девчонкой видела, как наши пленные под прицелами немецких автоматчиков закапывали в ямах своих погибших товарищей. Баба Валя решила показать одно из таких мест в ольховнике, куда она раньше долгие годы носила цветы.
Сейчас Валентина Данилова с трудом узнавала заросшую лесом местность, и лишь когда прибор среагировал на старую каску, щупы поисковиков наткнулись на что-то твердое. Тогда пробили шурф, и на глубине полутора метров действительно нашли кости. Это была одна из тех самых ям, в которой, по слухам, были закопаны 60 человек. В первый же день удалось найти и десять смертных медальонов. Многие из них прогнили насквозь, но некоторые удалось прочитать, и сейчас идут поиски родственников погибших. Денис Смирнов рассказал, что в этом немало помогли журналисты НТВ:
— Они отыскали родственников одного из солдат, чей медальон мы нашли. По двум другим ведется работа. Оба солдата родом из деревни, а там всегда были большие семьи, так что, надеемся, родные найдутся. Благодаря репортажу НТВ откликнулись из Санкт-Петербурга дочь и внук заместителя командира штаба 285-го стрелкового полка Алексея Васильева, а также Петр Петров — внук красноармейца, сражавшегося в этом полку. А вскоре мне сообщили, что и меня разыскивает кто-то, имеющий прямое отношение к 285-му полку. Это оказался внук капитана Александра Ранцева, начальника штаба, который был ранен под Старой Руссой и умер от ран в июле 1941 года. Узнав, что дед был в военном госпитале, расположенном на территории курорта, он с отцом поехал туда и через Музей Северо-Западного фронта нашел бывшую медсестру Валентину АЛЕХНОВИЧ, которая не только лично захоронила в июле 1941 года 37 умерших от ран солдат прямо на территории госпиталя (а ныне курорта), но записала и сохранила их имена. Был в этом списке и Александр Ранцев. А также еще два солдата из 285-го стрелкового полка: Кожевников Алексей Федорович и Коноков Николай Николаевич. Сейчас мы нашли точное место могил, напротив 1-го корпуса курорта, и пытаемся решить вопрос о перезахоронении. А медсестру мы теперь вместе с внуком начальника штаба часто навещаем.
Я тоже решила встретиться с этой удивительной женщиной, которая долгие годы хранила имена погибших солдат.

Горячая память
Дверь открыла пожилая женщина со следами былой красоты. В том, что Валентина Алехнович в молодости была действительно красавицей, подтвердили и фотографии, висевшие на стене в комнате: она — с фронтовыми друзьями, с мужем, в строгой военной гимнастерке и с боевыми наградами. В ее квартире с такой же почестью, как ордена и медали, хранятся разве что старые, пожелтевшие от времени тетради, военные дневники, куда она скрупулезно заносила все передвижения своего военного госпиталя: Парфино, Лычково, Валдай... Десятки городов, поселков и маленьких деревушек, служивших временным пристанищем для раненых и медперсонала на пути следования госпиталя за действующей армией. Последний из городов — Берлин, добралась до которого рядовая Алехнович в 1945-м через шесть фронтов и тысячи смертей. Но свое первое крещение войной она не забудет никогда.
Война застала выпускницу десятого класса в родной Старой Руссе. Немцы стремительно приближались к городу, привычными стали бомбежки. Вместе с подругами Валентина пошла в горком комсомола, заявив, что хочет хоть чем-то помочь фронту. После коротких курсов ее направили в военный госпиталь, который с началом войны развернули на территории местного курорта. С первых часов работы пришло ощущение, что война уже совсем рядом. Вокруг были кровь и стоны сотен раненых — их надо было спасать от наступавших немцев. Но первая же попытка молоденькой медсестры добраться до железнодорожного вокзала чуть не стоила ей жизни:
— Вокруг бомбили, и санитарные машины не раз попадали под обстрел, но это был единственный путь. Вот и в тот раз думалось, что проскочим. Помню, стояла жара, а машина была битком набита солдатами. У реки они попросили меня набрать воды и собрали фляжки. Но только я спустилась под берег, начался кошмар: вдруг стало темно, словно ночью, я не сразу и поняла, что это земля поднялась вверх от разрывов бомб, заслонив солнце. Не помню, сколько я лежала, обхватив руками голову. А когда все стихло и я выбралась наверх, то увидела лишь обломки своей машины и тлеющие искореженные трупы тех, чьи фляжки сжимала в руках. Ни одного живого человека не осталось. Не могу всё это вспоминать, тяжело...
Действительно, в воспоминаниях Валентины Александровны много тяжелого: как при наступлении немцев уносили безнадежно раненных, но еще живых, в морг, как в спешке хоронили умерших там, где они умирали, как сама она страдала от ран, тифа, голода, холода и сырости в землянках и блиндажах, как встретила и снова потеряла в военной неразберихе свою мать, как потом, уже в мирной жизни, врачи запретили ей иметь детей. Но, как призналась мне пожилая женщина, самое тяжелое для нее все-таки — хранить память о тех, кто умирал на ее глазах.
В уникальном архиве бывшей медсестры есть данные о всех солдатах и офицерах, которые умерли от ран на ее глазах и были захоронены персоналом госпиталя в ближайших лесах и полях. В аккуратно расчерченных графах проставлены имя, фамилия, отчество погибшего, год рождения, воинское звание, дата смерти и место захоронения. Молоденькая медсестра вела эти скорбные списки всю войну, и сейчас жалеет лишь об одном:
— Куда я только не обращалась — в Совет ветеранов, на радио, — никому эти фамилии не нужны. А ведь где-то еще живы родственники, для которых их отцы и деды числятся как пропавшие без вести. В Санкт-Петербургском архиве военно-медицинских документов, где я несколько лет переписывала имена тех, кто лежал в нашем госпитале, есть еще несколько журналов, которые надо бы изучить. Да только сил у меня делать это в одиночку не осталось.

Поиск продолжается
Руководитель поисковой организации «Эхо войны» Денис Смирнов рассказал, что уже скопировал эти списки и сделает все, чтобы их обнародовать и увековечить память тех, кто до сих пор покоится на территории Старорусского курорта — прямо под дорожкой, по которой гуляют отдыхающие. Продолжится и поиск погибших красноармейцев 285-го стрелкового полка. По его словам, этим летом отряд «Железная земля» вновь отправится в экспедицию к демянской деревушке Черный Ручей:
— Внук красноармейца 285-го стрелкового полка Петр Петров рассказал, что сам пытался восстановить картину событий 1941 года и выяснил, что части документов о потерях в первые месяцы войны в архивах нет. Скорее всего, сейф с документами полка до сих пор где-то там, в демянских лесах, так что мы продолжим поиски. Не так давно мне в руки попало несколько документов, явно 285-го полка, которые передал житель Черного Ручья. Он рассказал, что пару лет назад в нескольких метрах от места, где нашли полковое знамя, был обнаружен ящик политрука с документами. Его передали в поселковую школу, а учителя уже — руководителю демянско


знамя 305-го пушечного артиллерийского полка
[Spoiler (click to open)]В период Смоленского сражения этот полк вел тяжелые бои с противником. В одном из боев он попал в окружение. Тяжелораненый полковой комиссар передал знамя полка Ольге Филипповне Пискаревой - жительнице д. Баталы. Долгих два года в условиях фашистской оккупации русская крестьянка хранила полковое знамя, а 8 сентября 1943 г., после освобождения деревни, передала его командованию Красной армии. За спасение полкового знамени О.Ф. Пискарева была награждена орденом Красного Знамени.

Знамя 28-го СП 75-й сд (бывший Вышневолоцкий 144-й полк Чапаевской дивизии) закопано в лесу ок. д. Замшаны Малоритского р-на Брестской обл. Найдено после войны.
[Spoiler (click to open)]Фото из книги "Буг в огне". Подпись к снимку - "Знамя 144-го стрелкового полка 75-й стрелковой дивизии. Лишь в декабре 1960 года оно было найдено у д. Замшаны Брестской области.".

Знамя 43-го гв. минометного полка ("Катюши") источник: мемуары Ортенберга Д.И. - http://militera.lib.ru/memo/russian/ortenberg_di3/06.html
[Spoiler (click to open)]Борис Галин и Яков Халип в дни наступления наших войск наткнулись в Сальской степи на такую картину. Среди лужайки, окаймленной редколесьем, выстроились бойцы. К ним приближались несколько человек. Они несли развевавшееся на ветру знамя. Справа от знамени шагал офицер, а слева старик в гражданской одежде. На пиджаке у него — гвардейский значок и орден Красного Знамени. Спецкоры стали гадать: кто же он? Может, партизан, примкнувший к полку? Может, делегат казачьей станицы? Откуда гвардейский значок? Они узнали необычную историю.
Началась она в августе сорок второго года во время нашего отступления на Северном Кавказе. На 153-м километре Сальской степи 43-й гвардейский полк «катюш», окруженный немецкими танками, пробивался из вражеского кольца. Штабные машины были отрезаны от своей части и попали под сильный огонь врага. В машине начальника штаба майора Калинина находилось полковое знамя, завернутое в чехол. Смертельно раненный майор успел передать знамя капитану Леонову, а когда тот погиб, знамя взял старший лейтенант Васовский. Из рук убитого старшего лейтенанта знамя поднял красноармеец Синдяков. Он передал его лейтенанту Грамашову и, жертвуя собой, задерживая немцев огнем, дал возможность лейтенанту скрыться в лесопосадке.
Грамашов провел здесь ночь, а утром выбрался по косогору на глухую тропу к маленькому хутору. Он постучался в окно крайней хаты. Оттуда вышел человек в годах, с проседью в висках. Это был колхозный пастух Стерлев Андриан Макарьевич. Он, увидев лейтенанта, втащил его в хату и прежде всего, ничего не спрашивая, вынул пиджак, штаны, косоворотку и сказал:
— Залезай. Это моего сына Мефодия, он тоже на войне. Да быстрей, немцы могут заскочить...
Переоделся Грамашов, а потом, рассказав, что произошло на 153-м километре, вынул из полевой сумки полковое знамя:
— Отец, можешь спрятать? Побереги, погоним немца и вернемся за ним.
Старик долго молчал. Он аккуратно свернул знамя, прижал к груди и произнес фразу, которая все объяснила:
— Знамя русское, и я русский...
Вышли они в сад. Там под яблоней вырыли ямку, выложили сухой соломой. Дед завернул знамя в чистое крестьянское рядно и накрыл копной соломы. На рассвете лейтенант Грамашов, переодетый в крестьянскую одежду, вышел из хаты и пошел на восток. Но за хутором был схвачен немцами. Его избили и увели с собой.
Остатки полка прорвались из окружения. Никто не знал, где знамя. Оно считалось утерянным. Полк расформировали.
Пришла осень, хлынули дожди. Старик встревожился, как бы [263] не промокло знамя Он выкопал его из ямки и спрятал под крышу сарая. И все дни волновался — надежно ли спрятано, не найдут ли? Подумал-подумал и решил вынуть кладку в печи, замуровать знамя. И ждал...
Но вот началось наше наступление на юге. Кавалерийский корпус гнал немцев на запад. В составе корпуса воевал дивизион «катюш», куда входило немало солдат и офицеров бывшего 43-го полка. Командовал дивизионом майор Андреев. И случилось то, что мы называем чудом. Ветераны 43-го полка шли по той дороге, по которой отступали. Пришли на 153-й километр, где потерпели поражение, потеряли свое знамя и имя. Можно представить себе настроение воинов, их горечь и печаль: никакой надежды вернуть потерянное знамя! Но в этот же день, на той же дороге они встретили группу красноармейцев, освобожденных из немецкого плена. Вдруг из колонны вырвался человек и бросился к ним. Он узнал однополчан и все им рассказал.
Командир дивизиона майор Андреев вместе с Грамашовым и другими бойцами сразу отправились в Красную Балку, к хате Стерлева. Лейтенант спросил с волнением:
— Знамя цело?
С трудом Стерлев узнал исхудавшего, оборванного, согнутого немецкой неволей офицера. Но все же узнал и ответил:
— Знамя живет и ждет...
Разобрав кладку в печи, он вынул знамя, бережно расправил его и разложил на постели.
И вот настал день, когда ветеранам 43-го полка возвратили имя. На кубанской земле выстроился полк. Послышалась команда: «Под знамя смирно!» Гвардеец нес знамя полка, а по бокам шли майор Андреев и старик Стерлев. Приказом по фронту он был награжден орденом Красного Знамени и зачислен почетным гвардейцем 43-го полка. На эту сцену и наткнулись наши корреспонденты.


знамя 745-го сп 141сд
[Spoiler (click to open)]Анисья Федоровна Курипко (д. Тарасовки Вильшанского района Кировоградской области) после освобождения Кировоградчины в 1944 году передала знамя 745-го сп 141сд и ценные документы в местную воинскую часть /Источник: диссертация Клюенко Д.М. Коммунистическое подполье и партизанское движение. Киев, 1971 - Дк 72-7/657/. Дальнейшая судьба Знамени неизвестна

Знамя 56-й СД вынесено интендантом Михно или спрятано партизаном А. Зелютковым. По другой версии вынесено капитаном В.В. Куликовым и ст. лейтенантом Ф. Т. Максимовым и передано 30.7.41 у д. Узносное Толочинского р-на Витебской обл. А. Зелюткову и К. Мясникову. В мае 1943 г. передано в Москву.
[Spoiler (click to open)]Ильин Владимир Петрович "Партизаны не сдаются":
В дни тяжелых боев против наступающих гитлеровских захватчиков, когда наши войсковые соединения отступали, в лесу около деревни Взносное 30 июля были тяжело ранены командиры Красной Армии В. В. Куликов и Ф. М. Максимов. У них находилось знамя 56-й Московской дивизии. Эти командиры, находясь в тяжелом состоянии и боясь, что знамя попадет в руки противнику, решили передать его на хранение деревенским юношам Зелюткову А. К. и Мясникову К. Д., которые надежно спрятали его в лесу и сохранили, надеясь, что настанет время, когда оно будет востребовано. И такое время настало.
В свободные часы после выполнения какого-либо задания или после того, как побывал на посту, хорошо было постоять около партизанского костра и послушать бесконечные рассказы своих товарищей. Чего тут только ни услышишь: и новый анекдот, только что придуманный партизаном на посту, и рассказ о своей довоенной жизни бывалого партизана, и многое другое, Но сегодня около костра оказался Гриша Орешич, ординарец комбрига, который считался большим знатоком военного дела, и на этот раз решил посвятить своих молодых слушателей в некоторые особенности различных военных законов.
— А вы знаете, — начал он, — каждая войсковая часть обязательно должна иметь свое знамя и строго хранить его. Около него всегда стоит на посту часовой. Причем на этот пост под знамя ставят самых лучших бойцов. И в походе, и в бою знамя находится вместе с этой войсковой частью. А если случится так, что в тяжелом бою погибнет весь людской состав, а знамя останется целым, то эта войсковая часть снова пополнится людьми, и она будет существовать. Но вот, допустим, все солдаты и командиры останутся целыми и невредимыми, а знамя попадет в руки врагу или просто потеряется, то такая войсковая часть уже перестанет существовать, а оставшихся в живых солдат и командиров расформируют по другим частям.
Молодые партизаны с некоторым недоверием слушали Орешича и не особенно-то понимали, в чем же заключается могучая сила воинского знамени.
— Наша бригада тоже является воинской частью? — спросил кто-то из партизан. — И у нас есть знамя?
— Ну, у нас совсем другое дело. Мы же партизаны, [225] патриоты своей Родины, добровольно организовались в бригаду для борьбы с ненавистным врагом. У нас может и не быть своего знамени, — несколько неуверенно ответил Орешич.
Наступившее молчание вдруг нарушил возбужденный голос Аркадия Зелюткова:
— В таком случае у нашей бригады тоже будет воинское знамя. У меня еще с прошлого года хранится знамя дивизии Красной Армии.
Все сидящие у костра партизаны повернулись к Зелюткову и вопросительно посмотрели на него.
— Ты чего, смеешься или серьезно говоришь? — спросил Орешич.
— Серьезно говорю. У меня есть знамя 56-й Московской стрелковой дивизии. Летом 1941 года, когда наша армия отступала под ударами немцев, мне это знамя передали на хранение отступающие командиры. Оно у меня спрятано в лесу около Взносного.
— А почему же ты молчал об этом и никому не говорил раньше?
— Откуда же я знал, что это так важно. Я думал, что это просто красивый флаг, не имеющий особого значения, — оправдывался Зелютков. — А что же теперь делать?
— Необходимо сейчас же сообщить об этом комбригу!
И Орешич поспешил в землянку к Гудкову.
Партизаны, сидящие у костра и слышавшие весь этот разговор, теперь поняли, что дело это и правда серьезное, и с сожалением смотрели на Зелюткова: попадет ему, наверное, что столько времени прятал у себя знамя целой дивизии, которую теперь, наверное, уже расформировали. Через несколько минут Зелюткова позвали в землянку к комбригу. Его долго не было, и партизаны начали уже беспокоиться за своего товарища: видать, комбриг сильно ругает его за то, что он долго молчал. Наконец, из землянки от Гудкова вышел улыбающийся во весь рот Зелютков и сообщил:
— Комбриг сказал, что знамя будет отправлено за линию фронта и меня обязательно наградят за него!
На другой же день под охраной двух партизан Зелютков принес в землянку Гудкова это знамя. Все партизаны бригады с особым интересом и вниманием разглядывали красивое красное знамя с золотистыми буквами на нем. Все они понимали, что это знамя уже было и полито кровью погибших бойцов Красной Армии летом 1941 года, когда шли тяжелые бои с гитлеровскими оккупантами.
В бригаде еще не было радиосвязи со штабом партизанского движения, так как еще не прибыл обещанный радист с радиостанцией. Поэтому Гудков вместе со своим ординарцем сразу же поехал в заслоновскую бригаду и передал в Штаб партизанского движения следующую радиограмму: «В бригаде Гудкова находится партизан Зелютков, который сохранил знамя 56-й Московской стрелковой дивизии. Гудков». Через несколько дней из бригады Заслонова Гудкову привезли радиограмму: «Гудкову. Второго марта на посадочную площадку бригады Заслонова прилетит самолет. Партизана Зелюткова со знаменем отправить этим самолетом в Москву. Связь держите с бригадой Заслонова. Рыжиков».
Зелютков вместе со знаменем дивизии был отправлен на самолете в Москву, откуда через несколько недель прислал письмо Гудкову, в котором сообщал: «Здравствуйте, Николай Петрович! Пишет вам Аркадий Зелютков. В бригаду я не вернусь. Знамя дивизии вручил кому надо. За знамя меня наградили Орденом Красного Знамени. Сейчас я зачислен в военное училище. Учусь в Москве. Написал вашей жене письмо, что Николай Петрович жив и здоров. Он находится в Белорусских лесах. Воюет там против немцев. Я был в его партизанской бригаде, а сейчас нахожусь в Москве». Дальше в письме была приписка: «Передайте от меня привет моим родителям во Взносное и большой всем привет вам, партизанам. Зелютков».


Знамя 393-го озад было закопано 30 июня 1941 г. в каземате Восточного форта Брестской крепости старшим сержантом Р. К. Семенюком, красноармейцами И. Д. Фольварковым и Тарасовым. Найдено 26. 9. 1956 г.

Знамя 24-й сд выносили три командира, в их числе политрук А. Барбашов. У д. Анютин Чериковского р-на Могилевской обл. были убиты. Знамя нашел 6.8.1941 г. колхозник Д. Н. Тяпин и в октябре 1943 г. передал его КА

Знамя 144-го кп было утеряно. Найдено в 1975 г. колхозником М. И. Жидок у д. Кошели

Знамя 27-й сд осталось в окружении, его сохранили и передали в КА

Знамя 84-го лап вынес красноармеец Р. Мисник до д. Костино Лепельского р-на, где 27.7.41 передал его своей матери М. И. Мисник. По другой версии передал его в д. Забоенье Лепельского р-на своей тете Е.М. Михно. В 1944 г. она передала его КА.

Знамя 608-го сп, 146-й СД было утеряно 10 июля 1941 г. под г. Шепетовка или у с. Драги Грицевского р-на Хмельницкой обл. Найдено в 1947 г. вместе с погибшим полковым врачечм П. Ф. Павленко

Знамя 28-го сп 75-й СД закопано в лесу ок. д. Замшаны Малоритского р-на Брестской обл. Найдено после войны.

Знамя 477-го сп, 161-й сд было спрятано в июле 1941 г. А. Е. Гороховой в д. Шиловичи. Передано 12.9.1944 г. в Могилевский военкомат

Знамя 56-й сд вынесено интендантом Михно или спрятано партизаном А. Зелютковым. По другой версии вынесено капитаном В.В. Куликовым и ст. лейтенантом Ф. Т. Максимовым и передано 30.7.41 у д. Узносное Толочинского р-на Витебской обл. А. Зелюткову и К. Мясникову. В мае 1943 г. передано в Москву.

Знамя 222-го сп было вынесено техник-интендантом 2 ранга И. В. Шишовым и передано колхознику Е. А. Павловскому в д. Млын Кашинского сельсовета. В октябре 1943 г. передано в Белорусский штаб партизанского движения

Знамя 968-го сп было утеряно в сентябре 1941 г. . Найдено и сохранено пионером Костей Кравчуком. Передано в октябре 1943 г. в КА

Знамя 970-го сп было утеряно в сентябре 1941 г.. Найдено и сохранено пионером Костей Кравчуком. Передано в октябре 1943 г. в КА

Знамя 190-го сп 5-й сд в конце июня – начале июля 1941 г. было утеряно. Было отправлено со знаменной группой г. Каунас. Найдено в 2001 г. восточнее г. Даугавпилс на левом берегу р. Даугава в пулеметном окопе недалеко от моста

Знамя 43-го гв. минометного полка в августе 1942 г. было передано колхознику А. М. Стерлеву. Передано в КА в 1943 г.

Знамя 348-го ап 141-й сд было спрятано в окружении под с. Подвысокое в августе 1941 г. Найдено А. И. Фартушным после войны

Знамя 88-го ап 80-й сд было спрятано в окружении под с. Подвысокое в августе 1941 г. Найдено А. И. Фартушным после войны

Знамя 85-го обс 60-й гсд было спрятано в окружении под с. Подвысокое в августе 1941 г. Найдено А. И. Фартушным после войны

Знамя 11-й кд было утеряно. Найдено в Тарасовском лесу жительницей д. Нерушайка Заславского р-на М. Бруневской, в мае 1944 г. передано командованию партизанского отряда «Неуловимые» и отправлено в Москву

Знамя 86-го полка 180-й сд найдено в 1992 г. на просеке в лесу ок. Демянск

Знамя 75-й дивизии закопано знаменосцем М. К. Трубчаниновым 17 сентября 1941 г. в с. Малоселецкое Оржицкого р-на Полтавской обл. Найдено им же в 1944

Знамя 25-й сд утеряно в июле 1942 г. под г. Севастополь. Найдено после войны.
Есть версии, что знамёна были уничтожены:
[Spoiler (click to open)]"...командир 25-й Чапаевской стрелковой дивизии генерал-майор Т. К. Коломиец в книге «На бастионах Чапаевцы» вспоминает, что «еще раньше, 24 июня мы уже знали, что Севастополь удержать не удасться, тогда же я получил приказ — отправить в штаб армии знамена дивизии. Они впоследствии были затоплены у Камышовой бухты.» Однако по имеющимися архивными сведениями знамена дивизии были сожжены в землянке у Камышовой бухты."

Знамя 416 гап КА 28.01.1943 было отбито у противника 277 полком ВВ НКВД.

Знамя 3 воздушно-десантной бригады
[Spoiler (click to open)]3-я воздушно-десантная бригада погибшая в Днепровском десанте 1943 года , тоже утратила свое знамя, и была вычеркнута??? из списков частей РККА , а через несколько месяцев , когда территория на которой погиб десант была освобождена, пришел молоденький паренек и принес знамя спасенное им знамя бригады, но часть снова формировать не стали, а знамя позже было передано на хранение в Музей ВС.

Знамя 144-го кавалерийского полка, 36-й кавалерийской дивизии.
[Spoiler (click to open)]В июне 1975 года житель д. Горна Зельвенского района, Жидок Михаил Иосифович, нашел спрятанное в июне 1941 года Боевое Знамя 144 кавалерийского полка 36 кавалерийской дивизии 6 кавалерийского корпуса. Ткань сохранилась частично. В 1977 году после реставрации найденное Знамя было передано на хранение в музей истории Белорусского военного округа (с 1993 г. – музей военной истории Беларуси, г. Минск, ул. Героев 120-й дивизии, 15 (Уручье)).

Знамя 108 кавалерийский полк найдено на складе противника в Шестино (август 1942г.)
(речь идёт о выданном знамени в период с 1922 по 1937 год, на 1941г. 108 кавполка не существовало, его преемником стал 106 кавполк, 36 кавдивизии).
[Spoiler (click to open)]
20 августа 1942 г. начопер 29 армии докладывает начоперу Калининского фронта, что высылается Знамя ЦИК СССР, принадлежащее 108 кавалерийскому полку. Знамя найдено на складе противника в ШЕСТИНО по освобождению её от врага. (ЦАМО. Ф. 384. Оп. 8529. Д. 154. Л. 27).


Знамя 11‑й кавалерийской дивизии
[Spoiler (click to open)]Жительница д. Нерушайки бывшего Заславльского района Минской области Мария Михайловна Бруневская с осени 1942 года была связана с партизанами. Собирая брошенные оружие и боеприпасы, она нашла в Тарасовском лесу спрятанное Боевое Знамя 11‑й кавалерийской дивизии Красной Армии. Это знамя она хранила у себя дома до мая 1944 года, затем передала его командованию партизанской бригады «Неуловимые», оттуда знамя было переправлено в Москву.

знамя 27 Крымского морского погранотряда НКВД (с 1940 года 2 Черноморский морск. пог. отряд) было спрятано в июне 1942 в Севастополе, было найдено в 1955 году школьниками.

знамя 487 сп, 143 СД найдено в 1962г. в с.Жданы, Украина, фото (фото Александр Дударёнок из Слонимского краеведческого музея)
[Spoiler (click to open)]

Братская могила и отдельный камень, рассказывающий о том, что в 1962 году на подворье Галичь Татьяны Николаевны (с. Жданы, прим.: 50 км на восток от Пирятина. Совсем рядом с хутором Дрюковщина где погиб комсостав ЮЗФ. Через это село вышел Баграмян.)было найдено и передано в музей Вооружённых сил СССР знамя 487 стрелкового полка. Воины спрятали знамя, приняв неравный бой с фашистами в сентябре 1941 года.



знамя 968 сп
знамя 970 сп
, в сентябре 1941г. при отступлении из Киева, передано пионеру Косте Кравчуку, который передал его после освобождения г. Киева. Наградной и фото Кости Кравчука:
[Spoiler (click to open)]


знамя 62 СД,
знамя 306 сп, 62 СД

[Spoiler (click to open)]с подвигнарода:
Тов. КУПАЛЯН участник отечественной войны с 22.6.41 г.
Тов. КУПАЛЯН в сентябре 1941 г. замещал убитого комиссара и выбывшего из строя командира 306 стрелкового полка 62 стрелковой дивизии, полк имел задачу овладеть левым берегом р. ОРЖИЦА, навести переправу и обеспечить отход наших частей. Противник неоднократными контратаками пытался овладеть переправой, что ему впоследствии и удалось. 306 стрелковый полк совместно с остатками 123 и 104 стрелковых полков 62 стрелковой дивизии в рукопашных боях потерял свои людские силы, людей в полку не осталось. Охранявшие боевые знамена частей дивизии были убиты, тогда т. КУПАЛЯН сняв с древка боевые знамена и взяв с собой ордена, грамоту Верховного Совета СССР и орденскую книжку закопал их в землю, а сам находился в окружении до января м-ца 1943 г.
По выходу из окружения т. КУПАЛЯН командованием 691 стр. полка был командирован в Полтавскую область для доставки в часть закопанных им боевых знамен, орденов и документов 62 Краснознаменной стрелковой дивизии.
18 октября 1943 г. т. КУПАЛЯН доставил и сдал начальнику политотдела 56 армии Боевое Красное знамя 62 стр. дивизии, боевое знамя 306 Краснознаменного стр. полка, орден Трудового Красного знамени 62 стр. дивизии, орден боевого красного знамени 306 стр. полка, грамоту Верховного Совета СССР о награждении 306 стр. полка и орденская книжка.
За спасение боевых знамен, орденов и документов 62 Краснознаменной стрелковой дивизии и проявленные при этом мужество и отвагу т. КУПАЛЯН достоин награждения орденом КРАСНОГО ЗНАМЕНИ."


знамя 848-го стрелкового полка, 267 СД
[Spoiler (click to open)]В ходе осенней Вахты Памяти 2013 года поисковый отряд «Гвардия» (Великий Новгород), проводя работы в районе д. Мясной Бор, обнаружил редкий артефакт - фрагмент Боевого Красного Знамени РККА. Во время работы у Замошского болота, на так называемой Офицерской поляне, были обнаружены останки командира Красной Армии. Его имя и звание пока установить не удалось - предболотье почти полностью уничтожило экипировку и скелет погибшего. В момент гибели на военнослужащем была одета папаха или кубанка. При командире были обнаружены латунная печать 848-го стрелкового полка 267-й стрелковой дивизии и фрагмент свернутой ткани: при детальном изучении оказалось, что это часть Боевого Красного Знамени, скорее всего того же 848-го стрелкового полка РККА, - прокомментировал находку командир отряда «Гвардия» поисковой экспедиции «Долина» Александр Орлов. К сожалению, знамя почти полностью истлело и состоит из двух десятков небольших фрагментов. Определить в нем Боевое Красное Знамя РККА позволили тип ткани, следы контурной бахромы, вышитые части букв и фрагменты герба СССР.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments