kv_bear (kv_bear) wrote,
kv_bear
kv_bear

Category:

Воспоминания Воронова А. - Бой на станции Свислочь (Елизово).

Было опубликовано в интернет-газете gudok.ru
Выпуск № 7 22.02.2008
999 полоса


Бой на станции Свислочь (Елизово)

Александр Воронов, полковник в отставке,
Почетный железнодорожник

Утром 23 июня 1941 года наш 14 отдельный путевой железнодорожный батальон* [ком.: подполковник Максвитис Франц Иосифович] прибыл на старую границу в районе Копыля.
Во второй половине дня прибыл инженер первого ранга, главный инженер 17-й отдельной железнодорожной бригады Орлов. Он приказал отправить наш батальон на линию Тимковичи – Осиповичи для обеспечения движения поездов. Чтобы не рисковать, на разведку в Тимковичи мы послали лейтенанта Рыбинского с двумя сержантами. На станции разведка обнаружила два немецких танка.
Нам пришлось уничтожить всю технику, которой располагали: не было ни горючего, ни боеприпасов. Сожгли часть штабных документов. Через болото в сопровождении местного Сусанина пробрались в Копыль. Далее наш путь лежал в Слуцк. Батальон обстреливали вражеские самолеты. Мы обнаружили метрах в ста от дороги и уничтожили полевой аэродром противника.
24 июня 1941 года батальон прибыл на окраину города Слуцка. Здесь нас встретил командир Донской кавалерийской дивизии генерал-майор Пархоменко. Приказал занять оборону.
27 июня новый приказ: восстановить разрушенную немцами узловую станцию Осиповичи на линии Минск – Бобруйск – Гомель.

Через сутки батальон пешком прибыл в Осиповичи, а 29 июня через станцию пошли воинские эшелоны. В восстановлении станции нам помогли местные железнодорожники.
Затем была станция Свислочь [Елизово], где располагались два батальона, сформированные из призывников в первые пять дней войны. Здесь находились склады оружия, боеприпасов, продовольствия.
В то время как мы пополняли подразделения, фашистские войска 46-го танкового корпуса захватили Бобруйск и наступали на Могилев и Минск. Их разведка обнаружила расположение русских батальонов.
Утром 30 июня наши походные кухни поехали к реке Свислочь, чтобы набрать воды для приготовления завтрака. Отъехав от станции метров пятьсот, ездовые увидели немецкие танки. Фашисты из пулеметов обстреляли кухни, убили лошадей. Прибежав на станцию, ездовые рассказали о случившемся. Батальоны заняли позиции для обороны станции.
В пять часов утра около двадцати немецких танков развернулись по фронту, въехали на станционные пути и сходу открыли огонь по первой траншее нашей обороны на противоположной стороне станции. Началась бесперебойная стрельба с обеих сторон. Танки противника, боясь продвижения, встали и открыли пальбу из пушек и пулеметов.
Пехота врага оказалась трусливой. Фашистские солдаты прятались за танки, стреляли из автоматов и пулеметов, не прицеливаясь. Вероятно, надеялись взять нас на испуг. Но не тут-то было.
Лейтенант Рыбинский, командир роты курсантов, которая занимала оборону на левом фланге батальона, поднял личный состав в атаку. Кинулись в нападение рота капитана Горелова, взводы Кузнецова, Бедака, Радченко. Как фашисты перепугались! Они бросили танки и бежали в лес. После атаки роты Рыбинского немцы недосчитались более десяти солдат.
У нас были тяжело ранены секретарь комсомольской организации батальона младший лейтенант Удальцов, младший лейтенант Щербина.
Наши подразделения вели прицельный огонь по всей линии обороны, не давая возможности танкам противника прорваться. Но двум танкам удалось проскочить через станционные пути в старый поселок. Метрах в ста они свернули к домам железнодорожников, остановились. Из танков вышли несколько солдат, зашли в квартиры, переоделись в женские платья, повязали платки, скрылись за хозяйственными постройками, открыли огонь из ручных пулеметов. Немцев заметили командир отделения Наумкин и рядовой Путилов, которые находились на складе оружия. Их массированный огонь из пулеметов обратил фрицев в бегство.

В шесть часов утра на станцию Свислочь на бронепоезде [зенитный бронепоезд] прибыл командир 6 отдельной железнодорожной бригады полковник Терюхов с офицерами штаба. Экипаж бронепоезда открыл огонь по фашистским танкам. Через некоторое время Терюхов с командиром 8-го отдельного железнодорожного батальона майора Колегова, офицерами, приехавшими с ним, покинули поле боя.
Около 10 часов утра к нам на помощь пришел второй бронепоезд [бронепоезд 76 полка НКВД], открыл огонь по танкам противника. Пальба двух бронепоездов, стрельба из траншей обороны частыми атаками на прорыв взводами и ротами в разных местах станции обеспечили переход инициативы к нам.
Немецкое командование запросило поддержку и получило ее. К полудню прибыло подкрепление – подразделение шестиствольных минометов. Появились вражеские самолеты, которые сбрасывали на нас противопехотные бомбы. В этой ситуации мы приняли решение выходить из боя, сознавая, что нанесли врагу ощутимый урон в живой силе и танках. Фашисты поняли, что русских на испуг не возьмешь.
В бою мы потеряли командира батальона капитана Синицына, комиссара майора Голямова, парторга старшего лейтенанта Суперфина. Но в бою на Свислочи было сделано главное: на восемь часов задержано продвижение 46-го танкового корпуса противника на Могилев и в сторону Минска.
Опережая события, сообщу о судьбе пропавшего капитана Синицына. В январе 1942 года батальон восстанавливал железнодорожный мост через Шошу у станции Завидово. Тут и пришел наш Синицын. Извинился за трусость. Сказал, что искупил вину в боях в составе штрафного батальона и что служит в 30-й армии заместителем начальника военных сообщений. О судьбе Галямова и Суперфина мне не известно.
План фашистской Германии по разгрому Советского Союза и порабощения его народов хорошо знаком миру. Небольшим фактом хочу показать, как нацистские главари готовили свою армию к оккупации СССР.
После одной из атак солдаты сняли с убитого обер-ефрейтора планшет и передали мне. В нем оказалась топографическая карта местности, которую фашистские войска должны оккупировать. Отлично помню отмеченные на карте железнодорожные узлы: Ярославль, Вятка, Пермь, Кунгур, Свердловск, Омск. Нетрудно заметить, что захватнические планы гитлеровское командование довело не только до офицеров, но и до солдат.
Держать оборону после восьмичасового боя батальон уже не мог: боеприпасы были на исходе. Командир отдал приказ выходить с боем на сборный пункт в Могилеве. Когда наша группа пришла к реке Свислочь, там уже находилось более ста бойцов и младших командиров. Я оказался старшим по званию и принял на себя командование отрядом. Помощниками назначил лейтенантов Маланьина и Щербину.
На плотах из бревен отряд благополучно переправился на левый берег Свислочи. Подошли к Березине. Быстрое течение нас озадачило: как форсировать реку? Кто-то нашелся: на берегу есть сараи, снимем ворота. Так и сделали. Ворота и плоты выдерживали от трех до четырех бойцов. Помогли трое местных рыбаков. На лодках они переправляли за рейс по четыре-пять человек. Березину форсировали также без потерь…

* входил в состав 6 отдельной железнодорожной бригады

Комментарии:

После 8-ми часового боя Воронов форсировал с группой бойцов р. Свислочь и р. Березину в обход м.Свислочь,т.е.севернее и вероятно, к исходу дня, добрался до ст. Тачанка. Там никаких немцев не было. Стоял состав с беженцами и ранеными. На этом составе Воронов доехал до ст. Стоялово. Там тоже немцев не было.

Tags: panzerzug, бронепоезд № 73 НКВД, зенитный бронепоезд, советский бронепоезд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments